ЭККЛЕЗИАСТ: «Промежуточный» Рай. Енох и Илия

Ну, вот же! «Кто ищет, тот всегда найдет» – строчка из детской песенки «Веселый ветер». А можно и так: «Ищите и обрящете» (Мф. 7:7). Вот честно скажу, что не искала, само в руки пришло. Но так интересно, что не могу не поделиться. Еще в самом начале жизни нашего блога «Экклезиаст» возник вопрос о том, где находятся Енох и Илия, взятые живыми на небо. Возник спор, так и не получивший конкретного ответа, а потом вопрос забылся. И вот, совершенно неожиданно ответ на него обнаруживается на православном образовательном портале «Слово».
Статья называется «Византийский Эдем: «время-в-пространстве», автор Бибиков М. В., раздел «филология».

Чтобы заинтересовать, привожу отрывок из статьи:
Ученик Симеона Нового Богослова Никита Стифат в XI в. прямо будет проводить идею дихотомии Рая – одного – Эдемского, другого – умопостигаемого, высшего: “Создав сначала человека двойным, я имею в виду из видимой и невидимой природы, – видимым и невидимым, чувственно воспринимаемым и постигаемым умом, Бог, очевидно, создал точно такой, соответствующий его природам и образ жизни его – рай, чувственно воспринимаемым и постигаемым умом, видимым и невидимым, посадив посреди него Древо Жизни и Древо Знания, которое называется Познанием добра и зла.

На фото: Древо познания добра и зла. koduspeha.com

На фото: Древо жизни. Иллюстрация Владимира Конева

Один из них (рай) Он насадил в Эдеме сообразно этому видимому миру, расположенным на востоке, возвышающимся над всей землей для наслаждения Адама, – ибо “Эдем” переводится “наслаждение”, – окруженным воздухом тонким, благорастворенным и самым чистым, украшенным вечноцветущими растениями, полным света и неизреченного благоухания. Другой же (рай Он насадил) сообразно умопостигаемому и невидимому (миру), существующим и расположенным внутри человека, т.к. человек был сотворен, чтобы (быть) великим миром в малом мире, видимом и помещен Богом на землю”. 


 
На фото: Земной и небесный Иерусалим. http://www.artmarkova.ru/art/39/

А вот то, что мы искали:
Однако некий рай, сущий между грехопадением и Страшным Судом, тоже представлялся византийцам вполне реальным. Он есть место временного пребывания Еноха и Илии. Этот рай – “парадиз” встречается в Новом Завете лишь трижды: «И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23:43); «что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12:4); «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр. 2:7).

В этот рай можно попасть вместе со Спасителем и до Страшного Суда, о чем возвещает на Кресте одному из разбойников Христос (“истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю” – Лк. 23:43). Этот “промежуточный” рай имеет, по византийским представлениям, хронологические атрибуты: он – конечен во времени, ограничиваясь пятью тысячелетиями (Иоанн Златоуст). Тот же Златоуст проводит последовательное разграничение между Эдемом и “лучшим раем” “того блаженства”, “который не на земле, но в душах верующих насажден Богом”; он “не в Эдеме, но в едином месте, но распростерт повсюду на земле” (Том. III. 1).

иллюстрация Эсбен Хансфельт Кристенсен “Небесный Иерусалим”

Фото на превью отсюда.
Мария Нехорошева, катехизатор («Экклезиаст» Журнал вопросов и ответов о Православной вере)

Метки: